YouTube   VKontakte   Facebook   Twitter   Google+   Instagram

Periscope   Livejournal   Ok   Blogspot   Pinterest   Написать письмо

 М.В.Попов. "Социальная философия". Часть 1 RSS News

ИСТОРИКО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ЦИКЛЫ > Социальная философия

Михаил Попов

Рассказывает профессор
М.В.Попов

Часть 1.
Зачем и как изучать социальную философию?

Перейти к  перечню выпусков >>


Текстовая версия

Дорогие товарищи, мы начинаем краткий курс лекций по социальной философии. Краткий – потому что есть желание у многих побыстрее освоить то, что совершенно необходимо в сегодняшней жизни, добиться понимания сложных вопросов, опираясь на теорию, а нена некоторые мнения, суждения и, так сказать, на догадки, додумки и так далее. Хочется обосновать свою позицию, хочется получить твёрдую основу для принятия решений.

А почему социальной философии? А потому что речь идёт не о вообще философии, а о философии применительно к обществу, поскольку есть ещё философия Природы – ею занимаются другие люди и для других целей, это есть рассмотрение философских вопросов в физике, химии и других естественных науках. Нас же с вами будет интересовать социальная философия, то есть философия применительно к обществу.

А что такое философия? Если расшифровывать буквально, то это любовь к мудрости; или говорят, что мудрый человек отличается тем, что умный знает выход из любого положения, а мудрый просто туда не попадает. То есть, не в том смысле, что мудрый это не умный - а мудрый это такой умный, который знает некоторые вещи, что позволяют ему не попадать в такие ситуации, из которых трудно выходить. А почему?

А потому, что философия – эта такая наука, которая изучает всеобщее. Этим она отличается, скажем, социальная философия отличается от истории; история изучает не только всеобщее, она изучает и особенное, и единичное, и конкретное; она изучает не только логику движения вперёд, но и совершенно конкретные проявления всеобщих законов. Что же касается социальной философии, то она изучает то, что есть во всём, то есть то, что есть и в природе, и в обществе, и в мышлении.

Но мы будем, вот то, что есть во всём, рассматривать применительно к обществу. А что значит рассматривать всеобщее? Это значит рассматривать то, ошибиться в котором – это сделать крупную ошибку. А вот ошибиться в конкретном, это сделать меленькую ошибку. То есть, зачем изучать социальную философию – для того, чтобы не делать больших ошибок. Это не гарантия от каких-то мелких ошибок, потому что при применении теории к практике всегда требуется додумывать, домысливать, изобретать, проявлять инициативу, смекалку, иметь какой-то опыт определённый и так далее. Но если нет этой основы, нет знания всеобщих законов природы общества и мышления, то, значит, неудачными будут наши действия. Стремления к действиям сейчас проявляются у многих, потому что накал страстей в обществе увеличивается и важно выбрать правильное направление для приложения сил.

Каков же метод социальной философии? Я должен вообще сказать о том, что же такое метод. Если вы откроете какие-нибудь словари, то там обычно пишут, что метод – это способ, а способ – это метод, или инструмент, или средство, или, так сказать, одно идёт за другим. Так и непонятно: а что же такое метод. Я дам вам то определение метода, которое сформулировал известный немецкий философ, тот человек, который написал «Науку логики», Георг Вильгельм Фридрих Гегель. То есть такую книгу, в которой изложена систематически диалектика. Другой такой книги нет! Поэтому я её рекомендую и по данному курсу и, собственно, по всем другим вопросам, касающихся философии. Почему? Потому что, само по себе, диалектическое понимание мира, то есть понимание мира как противоречивого мира; как мира, в котором идёт борьба противоположностей; как мира, в котором есть противоречия; как мира, в котором эти противоречия разрешаются борьбой, в котором борьба абсолютна, а единство только относительно. Понимание диалектики систематическое изложение и выражение получило в единственной книге, в «Науке логики» Гегеля, которая всегда вдохновляла и учёных, и теоретиков, и борцов, потому что, по свидетельству Энгельса, это кратчайший путь [Наука логики], прямая дорога для изучения диалектики. Он писал, что это компендиум диалектики, а компендиум – это, в переводе с латинского, и означает кратчайший путь, прямая дорога.

Как определял Гегель метод? Он определял непонятно, я сейчас сформулирую, но думаю, что сразу и слушатели, и зрители могут это и не воспринять.

Метод – есть осознание формы внутреннего самодвижения содержания изучаемого предмета, или исследуемого предмета.

Как это понять – осознание формы внутреннего самодвижения содержания? Если мы хотим что-то изучить, какой-то предмет, надо понять не то, что мы ему приписываем, не то, что мы полагаем в отношении его движения; надо рассмотреть его внутреннее самодвижение. В чём самодвижение? А самодвижение любого предмета: общества, государства, класса, деятельности тех или иных политиков – оно имеет свои внутренние противоречия. Вот нам и надо понять какие внутренние противоречия есть в этом предмете; и это трудная и сложная задача. Если мы эти трудные проблемы разрешили, то есть определили, что же за противоречия движут этим предметом, тогда мы должны осознать форму этого самодвижения, и если мы эту форму самодвижения найдём и осознаем, то это и получится метод. То есть метод неотрывен от содержания, нельзя, скажем, микроскопом забивать гвозди, ну и отвёрткой, как вы понимаете, нельзя определить размеры микроорганизма.

Метод он неразрывен с предметом и содержанием. Метод есть осознание формы внутреннего самодвижения содержания, то есть, надо освоиться с содержанием, понять его живое движение и только после этого осознать форму. Выразить в понятиях. Понять, с точки зрения диалектики – это выразить в понятиях. Если я в понятиях выразить не могу, а думаю, что понимаю, то у меня понимание на уровне собаки: она смотрит преданно на хозяина, очень такими ясными глазами и, кажется, что всё понимает, но выразить не может и передать никуда знание не может, потому что знание передаётся с помощью языка. Если что-то выражено с помощью языка в понятиях, тогда можно сказать, что человек понял. А язык – это форма существования мыслей. Никаких мыслей, которые имеются без языка - не бывает. Хотя, кажется некоторым это странным, кажется, что вот я могу мыслить что-то и без слов; на самом деле слова и язык – это форма выражения мыслей.

Но это не единственная форма постижения мира, есть ещё другая книга, более ранняя работа Гегеля – «Феноменология духа», там говорится о том, что есть три формы постижения мира. Одна форма постижения мира – религиозная, то есть наши земные дела представляются как дела некоторых семей или семьи на небе, и поэтому отсюда кажется, что некоторые святые люди, действовавшие на земле – они преподобны богам, а можно рассматривать так, что боги преподобны людям – они очень похожи на людей - достаточно посмотреть на иконы.

Вторая форма постижения мира – это постижение в образах. Наиболее яркий пример – это живопись, это музыка. Если человек смотрит на картину – он не нуждается в словах; если человек слушает музыку – у него самые разные мысли могут быть в голове: у одного одни роятся, у другого другие, хотя, музыка может передавать определённое настроение: грустное, весёлое, угрозу может передавать и она непосредственно воздействует на чувства людей.

Вот эти две формы постижения мира являются предварительными, не самыми главными, а высшей формой постижения мира – является постижение мира в понятиях или его научное постижение.

Я сказал, что философия изучает всеобщие законы природы, общества и мышления. Это можно перевернуть – она изучает всеобщие законы мышления, природы и общества. Значит можно начать изучать законы мышления и, если изучишь законы мышления, то ты найдёшь то, что является всеобщим и для природы и для общества, те, что являются главными и основными. Вот почему изучение логики, то есть науки движения понятий, противоположности понятий, переходов из одних понятий в другие - позволяет понять то, что есть в природе и в обществе. Почему? Потому что язык отражает только всеобщее, если вы скажете: дерево, то дерево это и стол, это и деревянные парты, это и живые деревья в лесу, это и ель, и сосна, и дуб, и пихта и вообще любое дерево, где бы оно не находилось на земле. То есть это колоссальное обобщение, это некая абстракция. Точно также, если мы скажем «стол», то стол бывает обеденный, стол бывает канцелярский, стол бывает детский, бывает столик, на который американцы ноги любят класть; то есть бывает сколько угодно столов, и все они выражаются одним и тем же словом «стол». Это колоссальная работа мысли многих поколений людей, которая в языке уже есть. То есть в нашем человеческом языке картина мира запечатлена.Если покопаться в языке, если внимательно посмотреть на связи понятий, не на переводы с одного языка на другой, потому что это связанность понятий одинакова во всех развитых языках, а именно на связь самих понятий: какие более общие, какие менее общие, как они переходят одно в другое, то мы можем обнаружить, что есть в реальной, действительной жизни, потому что язык появился в результате деятельности миллиардов людей и многих сотен и тысяч лет и именно поэтому он воплотил в себе уже это знание. То есть, изучая движение понятий, а движение понятий – это и есть логика, я тем самым могу получить всеобщее знание обо всём. Вот поэтому возможен в социальной философии такой подход, когда мы со стороны логики подходим к пониманию социальных процессов. Конечно, самой логики недостаточно, нельзя ограничиваться подходом только со стороны языка, но этот подход даёт возможность определить очень важные, очень существенные стороны и моменты, что мы скоро и увидим.

Надо сказать, что две тысячи лет примерно человечество обходилось формальной логикой. Формальную логику все знают, все изучают математику, неважно сколько классов и сколь долго изучают, но все знают, что в математике либо А, либо не А, третьего не дано. Не может быть, чтобы один и тот же предмет был и А и не А. И есть даже доказательства от противного, предположим, что вот так, а если получим, что не так – значит отвергаем эту самую предпосылку, с которой мы начали. Надо сказать, что диалектическая логика снимает это ограничение, для диалектической логики обязательным является два противоположных суждения об одном и том же предмете: и А и не А одновременно. Сразу приведу пример (мы об этом будем говорить чуть позже), потому что мне кажется, что он наиболее близкий нам и понятный: когда мы хотим объяснить изменение. Что значит изменение? Вот человек изменяется, это что значит? Это значит, что он, во-первых, равен самому себе, потому что если он только лишь не равен самому себе, если он только другой, значит того человека уже нет, значит это уже другой человек, надо дать ему другой паспорт и другие имя и фамилию. То есть, во-первых, он должен оставаться тем, кто он есть. То есть он должен быть равен самому себе – момент равенства с собой. Во-вторых, если человек изменяется, значит, он не равен самому себе, становится не равным, потому что, если бы он оставался равным самому себе, то он бы не изменялся. То есть, верно и то и другое. Вот только так и можно объяснить изменение. Некоторые заботятся: «Вот мы хотим измениться!». Не расстраивайтесь – всё изменяется, нет ничего того, чтобы бы не изменялось; нет ничего такого ни в небе, ни на земле, ни в духе, что было бы просто равно самому себе, либо было бы просто не равно самому себе. Всё и равно и не равно самому себе. Ну вот, скажем, что изучение социальной философии идёт так, что человек, который её изучает, смотрит в эти лекции и слушает. Если он просто равен самому себе то одно из двух: или лектор никак не может объяснить, или слушатель никак не может понять, то есть, если он равен самому себе, то эта учёба впрок не идёт. И наоборот, если он только изменяется, говорит: «Я послушал лекции – стал совсем другим». Ну если совсем другим, перестал быть тем бывшим, то это не значит, что надо убивать того человека, предыдущего, хорошо бы, чтобы этот человек, который начал изучать, он остался бы тем же самым, но стал бы более развитым, более богатым в смысле познания, в смысле знания и так далее. Когда человек приходит заниматься, он на самом деле остаётся тем же самым и в то же время он становится другим. Люди, изучающие социальную философию – это кто такие? Если я вас спрошу: вы являетесь социальными философами? Если вы скажете – нет, тогда выходит, что вы не изучаете. А на самом деле вы являетесь, но в начале пути. Вы уже изучаете, уже пополняете свои знания, вы уже знаете к чему вы придёте.

Вот то, о чём я сказал, характерно вообще для диалектического подхода. Если человек хороший, это что значит? Это значит, что у него есть недостатки. Он не только положительный, но в нём есть что-то отрицательное. Кто знает каких-либо людей, лишённых недостатков – пусть нам об этом сообщит – мы растрезвоним об этом по всему миру, потому что доселе это не было никому известно.

Или, что значит человек хороший? Это значит, что его положительность характеризует его целое. А что есть недостаток? Недостаток – это то, что отрицает это целое, то, что ему противоположно в этом целом. А раз ему это противоположно, то это означает, что человек должен победить свой недостаток, или, по крайней мере, держать его в узде, бороться с ним. Но нельзя так себе представлять, что мой недостаток, с которым я борюсь, ждёт, когда я его поборю. Ничего подобного – он тоже борется со мной. Поэтому бывают такие случаи, что человек перерождается, когда те недостатки, что в нём есть, берут верх. И это относится не только к человеку, это относится и к государству. Скажем, всякое государство имеет бюрократизм; вот некоторые люди думают, что мы можем побороть бюрократизм, если развернём активную борьбу.

По этому поводу В.И. Ленин очень хорошо писал: бюрократизм – это не нарыв, который нельзя вырезать, а это болезнь, которую можно и нужно долго лечить.

Точная цитата: «Сбросить» «бюрократический нарыв», как Вы в другом месте выражаетесь, - это неверно в самой постановке вопроса. Это - непонимание вопроса» «Сбросить» нарыв такого рода нельзя. Его можно лишь лечить. Хирургия в этом случае абсурд, невозможность; только медленное лечение - все остальное шарлатанство или наивность». ПСС, В.И. Ленин, т. 53, стр. 194.

Потому что это есть государственная болезнь. Если вы имеете людей, которые стоят над народом, которые являются чиновниками. У них есть свои особые интересы, раз у них есть свои особые интересы – они не могут не проявляться. Вы к нему пришли и говорите, надо бы сделать то-то-то, а у него руки заняты, почему – потому что он обеими руками держится за кресло. Или, если он карьерист, он одной рукой держится за кресло, а другой рукой держится за следующее [высшее по иерархии] кресло. И говорит вам: «Видите, я не могу вам помочь». И секретарши у них сидят такие, что говорят вам: «Вот что вы пришли сегодня? Я же сказала вам – приходите завтра, а вы каждый раз приходите сегодня». То есть бюрократизм, в этом смысле, явление неизбывное. Пока есть государство – будет бюрократизм. Или, например, очень плачут наши государственные руководители по поводу коррупции: «Дескать, вот беда, коррупция». Дмитрий Анатольевич говорит в своём послании, что за время его президентства, как выяснилось, так всё сложилось здорово, что в результате борьбы с коррупцией из 6 триллионов, которые в государственном бюджете, 1 триллион уходит на откаты. То есть коррупционеры забирают шестую часть государственного бюджета.

Спрашивается: это связано с плохим устройством государственной системы? Это связано с тем, в каком обществе мы живём. Сейчас капитализм, если раньше, когда мы имели дело с коммунизмом - у нас на первое место ставились интересы общества. Теперь это осуждено, на первое место не надо ставить интересы общества, то есть на первое место надо поставить интересы свои собственные. Вот коррупционеры и ставят на первое место свои собственные интересы. Военные на первое место ставят свои собственные интересы, чиновники ставят на первое место свои собственные интересы: раз получили какое-то местечко – надо его освоить, чтобы получить капитал.

И эти противоречия есть во всём. Вы не найдёте, и мы не найдём, никто не может указать какое-нибудь явление общественной жизни, в котором не было бы противоречий. И самое главное, что мы должны усвоить при изучении социальной философии: надо рассмотреть те противоречия, которые есть в социальной жизни, изучить их.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!



Теги: Михаил Попов

 Программы

 Радио КТВ


 Погода