YouTube   VKontakte   Facebook   Twitter   Google+   Instagram

Periscope   Livejournal   Ok   Blogspot   Pinterest   Написать письмо

 "Философия и политика". Выпуск 13 RSS News

АВТОРСКИЕ ПРОГРАММЫ > Философия и политика

Выпуск 13. Диалектика единичного и общего. Абсолютизация общего - политические последствия.

Философия и политика

Скачать в мр3 (18 Мб) >>

Перейти к перечню выпусков >>

Текстовая версия

 Здравствуйте, уважаемые товарищи! Мы продолжаем наши встречи по поводу такой обширной и чрезвычайно актуальной темы – «Философия и Политика». Сегодня рассматриваем связь очень абстрактных, на первый взгляд, категорий. Вообще-то, все философские категории абстрактны, но в данном случае наиболее древние философские категории, продолжающие сохранять свою актуальность на протяжении тысячелетий развития философской мысли. Это категории: общее и единичное.

По поводу соотношения общего и единичного сломано множество копий и продолжают ломать копья по этому поводу. Столкновение это такое же, как в знаменитом произведении Джонатана Свифта между тупоконечниками и остроконечниками, если слушатели помнят, это было столкновение между теми, кто хотят разбивать варёное яйцо с тупого конца или с острого. В данном случае, когда ставится этот вопрос с тупого или с острого, общее или единичное, необходимое или случайное, предлог «или» обозначает жёсткую дизъюнкцию, как говорят в логике. Выбирай или – или. С самого начала этот предлог задаёт метафизическое решение проблемы соединения общего и единичного, ещё раз оговорюсь метафизическая, значит, антидиалектическая, либо это абсолютизация общего, либо это абсолютизация единичного. С чего всё начиналось, тут лёгкий исторический экскурс надо сделать. Начиналось всё со знаменитого древнегреческого мыслителя Платона, родоначальника объективного идеализма. Если человек последователен в этой абсолютизации, он отрывает общее от единичного. Для него существует либо только общее, а единичное полностью подчинено общему и является производным от общего, порождено общим и так далее. Такой подход был свойственен родоначальнику объективного идеализма Платону, ибо на этом всякий объективный идеализм был замешан, на абсолютизации общего. Как это выглядело у Платона? Напомню вам, Платон постулировал существование трёх миров: это мир абсолютных сущностей, вот этого общего и даже всеобщего (мир идей), дальше мир мёртвой косной материи, которая бесформенна и аморфна, и, наконец, мир временного соединения этих двух миров, мир чувственно воспринимаемых вещей, мир человеческий, это, как мы сегодня говорим, макромир, мир человеческого бытия. Всё, начиная от камня и до человека, есть временное единство идей и аморфной материи. Идея твёрдого вообще, холодного вообще, круглого вообще соединились - и получился камень. Временно эти идеи вселились и образовали вещь. Почему эта проблема интересна даже сегодня? Абсолютизация общего ведёт нас к объективному идеализму, а к чему эта абсолютизация ведёт в политике? Вначале давайте посмотрим ещё некоторые экскурсы в историю. Ведь были попытки абсолютизировать не только общее, а единичное. Наиболее яркие попытки между сторонниками абсолютизации общего и сторонниками абсолютизации единичного состоялись в позднем средневековье, это 10-11 век. Авторов упоминать сейчас не буду для краткости. Это представители так называемого средневекового номинализма и средневекового реализма. В чём различие? Тут как раз противоположность по поводу общего, столкновение по поводу универсалий, как тогда говорили. Средневековый реализм ничего общего с социалистическим реализмом, конечно, не имеет, а то у некоторых возрастных слушателей могут возникнуть ассоциации, поэтому и дал такой комментарий. У сторонников средневекового реализма мнение было такое: существует объективно реально общее. Это по существу был неоплатонизм. Скажем, стол вообще, как высшая сущность любого стола, до конкретных столов, Человек вообще до конкретных людей и так далее. Единичное, как и у Платона, есть временное вселение общего в какие-то конкретные предметы. Это очень похоже на Платона. В отличие от этого реализма, номинализм полагал, что общее существует только в имени, в словах. Отсюда и сам термин номинализм, NOMENA – по-латински это имя. То есть, существующее – это номинально. Нет стола вообще, где этот стол вообще, нет человека вообще, нет дома вообще, нет дерева вообще и так далее. Есть конкретные, единичные предметы. Значит в объективной реальности, с позиций номинализма, существует лишь единичное, общее только в человеческой голове и в словах, в номенах – в именах. Вот этот момент запомним, потому что этот средневековый спор продолжается до сих пор. Надо сказать, что в средних веках номиналисты чрезвычайно преследовались. Наиболее известный номиналист того времени Абеляр Пьер, французский философ, слушатели могут почитать его труды, его имя легко находится в любом поисковике, Абеляр Пьер «История моих бедствий», где он описывает как раз эти преследования. Почему их преследовали? Потому что номинализм не мог быть совместим, как пытливый слушатель уже понял, с ортодоксальной, объективно идеалистической доктриной и, конкретно, с религиозной концепцией. Если существует только единичное, значит, нет сущности сущностей, то есть Бога. Хоть и Абеляр Пьер был монахом, но исподволь из этого учения идёт непрямое, но всё-таки отрицание Бога.

Теперь перейдём к соотношению общего и единичного уже в наше время, после данного мной исторического экскурса. Начнём с тяжёлого для нашей Родины момента, с Перестройки. Вы помните, Перестройка началась в 1985 году и главный глашатай Перестройки – это Михаил Сергеевич Горбачёв, который в то время занимал двойной пост, он и Генеральный секретарь ЦК КПСС и первый и последний, увы, президент СССР. Как идеологически была обставлена Перестройка? Здесь нужно обязательно упомянуть работу Горбачёва, который, ясное дело, написал эту работу не без помощников. Речь идёт о работе «Перестройка и новое мышление для нашей страны и всего мира», которая вышла большим тиражом, всё-таки пишет Генеральный секретарь. Работа вышла в Москве, в 1987 году. Но Михаил Сергеевич говорил, как вы помните, не мышление, а мЫшление. В чём же заключалось это новое мЫшление? Из выступления Горбачёва в организации Объединённых Наций 7 декабря 1988 года, это очень важно в политическом и философской отношении, цитирую:

«Сегодня мы вступаем в эпоху, когда в основе прогресса будет лежать общечеловеческий интерес. Осознание этого требует, чтобы и мировая политика определялась приоритетом общечеловеческих ценностей... Формула развития «за счет другого» изживает себя». Из выступления М.С. Горбачёва в Организации Объединенных Наций 7 декабря 1988 года.

Горбачёву рукоплескали. «Железная леди», Маргарет Тэтчер просто плакала на плече у Михаила Сергеевича, когда он приехал в Англию сразу после этих заявлений и выступлений. А почему? Чем он так растрогал представителей крупнейших буржуазных кругов Европы и Соединённых Штатов? Потому что Горбачёв заявил, что теперь СССР даст пример, мы будем ориентироваться ни на какие-то пресловутые классовые интересы, даже ни на национальные интересы, а на общечеловеческие. А в чём смысл этого общечеловеческого интереса? Прежде всего, какая главная общечеловеческая ценность? Это, конечно же, человеческая жизнь. Поэтому мы должны показать пример всему миру. И показали. После ряда соглашений о стратегических наступательных вооружениях, которые были подписаны с Соединёнными Штатами Америки как двухсторонние, вроде бы - мы по этим соглашениям нашего верховного правителя разоружились, в основном, в одностороннем порядке. Мало того, что было сделано ещё в одностороннем порядке, как пример, который мы подавали миру? Прежде всего, люди, которые достаточно в возрасте, помнят, что сразу после объявления нового мЫшления и новой политики, ориентирующей на общечеловеческие ценности, был осуществлён форсированный и, кстати говоря, во много социально не обеспеченный вывод советских войск из центральной и восточной Европы. Вы помните, Горбачёву особенно рукоплескала Германия. Мы тогда вывели войска из Германии, произошло объединение. И Горбачёв тогда лично сказал Колю, что, конечно, вновь объединённая Германия должна войти вНАТО, то есть поощрил этот момент. И к чему это привело? Это привело к развалу нашего экономического и военно-политического содружества в масштабах Варшавского Договора. А, ведь, именно наши социалистические страны Варшавского Договора противостояли блоку НАТО. Теперь уже с тех пор некому противостоять. Уже двадцать лет с гаком прошло после этого. Стал разваливаться Совет Экономической Взаимопомощи, развалился Варшавский Договор, развалились страны, в этих странах, безусловно, не без поддержки Запада, были инспирированы развалы соответствующих режимов. Конечно, главный почин был сделан Советским Союзом. Слушатели помнят это. Общечеловеческие интересы требовали развала СССР. Это вполне соответствовало не общечеловеческим интересам, а вполне конкретным интересам буржуазного Запада, Соединённых Штатов Америки. Поэтому они не только рукоплескали или плакали на плече Горбачёва, они очень материально помогли, помогли разоружиться, разрезать наши авианосцы, крейсеры, эсминцы. Они, действительно, сильно помогали нас разоружить, ещё бы такой подарок судьбы, какой сделал Михаил Сергеевич своей политикой общечеловеческих интересов. Они-то преследовали не общечеловеческие, а сугубо национальные интересы, причём классовые национальные интересы, не абстрактные национальные интересы. А именно классовые интересы буржуазии. Это вполне соответствовало чаяниям участников. Теперь подойдём к вопросу на счёт общечеловеческих интересов философски.

Любопытно, что против общечеловеческих интересов выступил ещё учитель, упомянутого мною сегодня Платона, небезызвестный Сократ. Сам Сократ, я напоминаю слушателям ещё раз, ничего не писал, хотя был грамотный и были у него грамотные рабы, которые могли записать. Мы бы ничего не знали о Сократе, если бы не его ученик Платон, который записал некоторые диалоги Сократа с гражданами Афин, прежде всего. Сократ почти всю жизнь провёл на улицах Афин, задевая граждан и вступая с ними в спор. Один спор очень любопытный, как правило, он мало цитируется нашими историками философии. Сократ встречает одного афинянина и говорит: «Вот, знаешь, я тут на досуге задумался над такой проблемой, вот существуют такие человеческие ценности, скажем, добро, добродетель, с определением которой согласится каждый человек. Будь то афинянин, будь то постоянный противник – перс». Этот афинянин говорит: «Что ты, Сократ, маленький что ли? Конечно, есть такие ценности». «Ну какие?» - говорит Сократ. «Вот человеческая жизнь, самая главная ценность для человека, - отвечает афинянин - Что такое добродетель? Всё, что способствует сохранению человеческой жизни и здоровья – это есть добро. Всё что направлено против человеческого здоровья, тем более, жизни – это есть зло. Высшее зло – это убийство человека». Сократ делает вид, что он понял всё, далее пользуется своим приёмом – увести в сторону от разговора и сменить немножко тему. «Я слышал, у тебя, в последнем нападении персов на Афины, жену убили…», - говорит Сократ. Сокрушается афинянин: «Да, Сократ, спасибо тебе за сочувствие, действительно». «Ну а как это произошло?» - спрашивает Сократ. «Ты знаешь, у меня дом рядом с воротами, персы ночью вырезали стражу, открыли ворота, вломились ко мне в дом, он же рядом. Я в это время проводил вечерний досуг у своего соседа – философствовали. Вбегает мой окровавленный раб и говорит, мол, напали персы. Я вбегаю со своими рабами и рабами моего соседа и вместе с моим соседом в мой дом и вижу страшную картину: один перс зарубил мою жену и заносит меч над моим сыном». Сократ говорит: «Жуткая сцена. А что ты сделал с этим персом?» Афинянин говорит: «Я его искромсал в куски!». Далее Сократ: «Как ты думаешь, вот это доброе дело, что ты искромсал этого перса в куски?» Афинянин возмущён вопросом: «Что ты спрашиваешь доброе ли это дело?! Я сожалею, что раньше этого не сделал, пока он не убил мою жену!» «Хорошо, - говорит Сократ, - Вот давай вернёмся к началу нашего разговора, ты заявлял, что убить человека – это всегда зло, потому что человеческая жизнь высшая ценность, мы не оговаривали: чья жизнь». «Ну, - говорит афинянин – Это смотря кого убить и когда убить».

Таким образом, Сократ уже посмеялся над Горбачёвым заранее, за два с половиной тысячелетия. Общечеловеческого нет. В настоящее время, вся наша пресса, все наши средства массовой информации заполнены призывами к общечеловеческим ценностям, общечеловеческим идеалам. А что называется в качестве таких идеалов? Добро, справедливость, истина, красота. И вот первое – добро или добродетель, при этом же, что для одного добро, для другого оказывается зло, для того же убитого перса, наверняка его смерть для него не была добром. Тут конкретно ситуативно. На этом примере мы приходим к соотношению общего и единичного. Потому что есть такое доброе для всех, но в конкретном единичном примере это удивительным образом преломляется и становится очень даже относительным. Такая своеобразная теория относительности. По поводу теории относительности Альберта Эйнштейна у нас будет отдельный разговор, некоторые следующие встречи будут этому посвящены, связи с политикой. В философии не действует принцип относительности Альберта Эйнштейна, но действует принцип относительности конкретного. Вот добро: это отношение к конкретной ситуации, точно также и красота, мы с вами говорили об этом, я упоминал представление о красоте, как Чернышевский описал в работе «Антропологический принцип в философии»: красота женщины в дворянском собрании и красота женщины в простой, крестьянской семье – это совершенно разные представления о красоте. И мы выясняем, что, казалось бы, такая ценность и ценностная ориентация, как представление о красоте женщины, имеют относительный характер. Как и добро, понятие о котором постоянно сопровождает понятие о красоте. В связи с этим, продолжающийся призыв к абстрактным общечеловеческим ценностям не имеет под собой философского основания, это вариант объективного идеализма – абстракция общего, которое выше единичного, выше конкретного и, как бы, творит конкретное. Скажем, конкретную добродетель я должен сообразовывать с этой высшей ценностью. Например, мне надо неприятеля в бою убить, поскольку он в меня стреляет, а у меня в голове общечеловеческая ценность - первая заповедь «не убий», тут же я складываю оружие и теряю жизнь от штыка или от пули неприятеля. И это очень характерный пример.

На этом мы с вами прервёмся, а время следующей беседы я посвящу абсолютизации единичного и к чему такая метафизика, антидиалектика проводит, в том числе и в политической жизни.

Спасибо за внимание.

 Автор - Владимир Огородников.
Набор текста - Валерий Изотов

При перепечатке просьба указывать ссылку на первоисточник. Спасибо!

Перейти к перечню выпусков >>


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!



Теги: Владимир Огородников


Просмотров: 1581

 Программы

 Радио КТВ


 Погода