Кагарлицизм вместо марксизма

М.В. Попов. Рецензия на книгу Б.Кагарлицкого "Марксизм: не рекомендовано для обучения".

Поскольку мне как профессору кафедры философии и культурологии Санкт-Петербургского государственного университета поручено читать спецкурс "Марксизм в современном мире", я не мог обойти вниманием толстенную, в 477 стр., книгу Б. Кагарлицкого, посвященную вроде бы изложению марксизма.

Сам автор на последней стороне обложки представляет себя неким изгоем, который "в 1978 году примкнул к подпольному марксистскому кружку" и который, похоже, остается подпольщиком-марксистом даже в постсоциалистической России, совмещая ныне эту деятельность с должностью директора Института проблем глобализации(ИПРОГ). Ведь опять ему не везет. "Марксизм сегодня, — пишет несчастный подпольщик, — учение не модное, подвергается анафеме, изначально отвергается всеми так называемыми современными политологами". Себя же Б. Кагарлицкий на обложке как раз и представляет как "известного социолога и политолога".

Это нагнетание страстей нужно, видимо, для рекламы книги. На самом деле как раньше никто не запрещал быть марксистом, так и теперь. Теперь даже условия для развития марксизма в определенном смысле лучше — он избавился от львиной доли конъюнктурщиков, карьеристов и прилипал, и его изучением и развитием занимаются те, кто понимает его методологическую, теоретическую и практически-политическую ценность. Систематические марксистские исследования ведутся в Институте философии АН РФ. Результаты марксистских исследований желающими обсуждаются на научных форумах. Так, на последнем философском конгрессе в Москве была марксистская секция. Традиционно марксистская секция работает и в рамках ежегодных Дней петербургской философии, проводимых философским факультетом Санкт-Петербургского государственного университета. В 2004 году в Киеве на базе Национального технического университета Украины "Киевский политехнический институт" состоялась международная научная конференция "Научное наследие К. Маркса и современные социальные процессы", по итогам которой издан прекрасный сборник, который вполне можно рекомендовать к изучению (Научное наследие К.Маркса и современные социальные процессы. Материалы международной научной конференции (Киев, 5-6 мая 2004 г.)/Под ред. Л.А. Гриффена и др. Киев: "ЭКМО", 2004. — 304 с.). Регулярно выходят марксистские по содержанию монографии, сборники и статьи.

Да и свою книгу с претензией на изложение марксизма Б. Кагарлицкий издал не подпольно, а как "философский бестселлер" тиражом в 3 тыс. экземпляров. Причем слова "философский бестселлер", то есть "лучший для продажи" стоят в колонтитуле каждой четной страницы книги. Так что и рассчитана книга не на подпольное распространение. Остается только решить, стоит ли ее рекомендовать для обучения марксизму.

Марксизм в книге есть. Во-первых, потому, что в ее конце опубликован "Коммунистический манифест" К. Маркса и Ф. Энгельса, а в этом манифесте марксизм есть точно.

Во-вторых, кое-что из марксизма есть и у самого Кагарлицкого. По крайней мере, в одном из десяти разделов книги, а именно, в разделе "Классический марксизм". Правда, в раздел "Классический марксизм" подсунут почему-то и такой подраздел, как "Троцкизм" (видимо, марксизм Кагарлицкий изучал по Троцкому и потому отнес его к классикам марксизма), а вот подраздела "Диктатура пролетариата", которая, как известно, является главным в марксизме, ни в этом разделе, ни в других нет и в помине. Уже этого достаточно, чтобы не рекомендовать книгу Кагарлицкого в качестве пособия для обучения марксизму. Но дальше — больше.

Находясь в духовном подполье, Б. Кагарлицкий, похоже, не смог одолеть "Критику Готской программы" К. Маркса и работу "Государство и революция" В.И. Ленина. Иначе он бы не написал таких нелепостей, что социализм в СССР, якобы, "не удалось построить" (с. 286) и не приплел бы ни к селу, ни к городу азиатский способ производства, который, как известно, имел место в восточных странах, базирующихся на поливной системе земледелия. Причем аргументирует он тем, что в Советском Союзе и после окончания переходного периода оставались явления негативного порядка. Но ведь согласно К. Марксу и В.И. Ленину социализм — это такой коммунизм, который еще только выходит из старого строя и во всех отношениях — экономическом, нравственном и умственном несет отпечаток того общества, из которого он вышел. Социализм — это незрелый, неразвитый, неполный коммунизм, и не понимать этого могут только те, кто в свое время наслушался сусловских ревизионистских бредней про "развитой социализм" и "общенародное государство", а истинное понимание социализма не усвоил. Отсюда и троцкистское заявление Кагарлицкого, что "на протяжении ХХ века экономический инструментарий социализма был активно и в разных вариантах опробован как на Востоке, так и на Западе, хотя это отнюдь не означает, что социализм как социально-экономическая система где-либо состоялся" (с. 371-372). Исходя из троцкистской установки о невозможности построения социализма в одной стране, Кагарлицкий пытается вычеркнуть из истории факт построения и развития социализма в СССР.

Да, в СССР после построения социализма и десятилетий социалистического развития произошла потеря социалистических завоеваний. Но если мы славим парижских коммунаров, продержавшихся всего 70 дней, то как высоко мы должны ставить подвиг поколений советских людей, выстоявших 70 лет во враждебном капиталистическом окружении, вынужденных после победы социализма вести непрекращающуюся борьбу с родимыми пятнами капитализма внутри страны и с постоянными попытками разрушить социализм, предпринимавшимися извне.

В истории, как учит марксизм, бывают взлеты и падения, движение вперед и возвращение вспять. Но это самообъявленному "марксисту" Кагарлицкому неизвестно, и он вместо памятника советским борцам и творцам социализма приготовил троцкистское клеймо, утверждая, что "задним числом тезис Троцкого о невозможности социализма в одной стране можно считать подтвержденным фактами" (с. 70). Но факты говорят о другом — о том, что пока власть в СССР руководствовалась марксизмом-ленинизмом, социализм существовал и развивался успешно, хотя и в одной стране. А когда социалистических стран стало много, но руководство Советского Союза, начиная с Хрущева, вступило на путь ревизионизма, социализм в СССР рухнул. Что это доказывает? Что путь ревизионизма, путь отказа от главного в марксизме — от учения о диктатуре пролетариата — это путь к реставрации капитализма. А антимарксистское рыночное понимание социализма — ускоритель движения по этому гибельному пути.

Значение социалистической революции в России Кагарлицкий вроде бы и признает, но так же, как Троцкий, — лишь в качестве фактора приближения мировой революции.

Кагарлицкий, ослепленный троцкизмом, демонстрирует свою полную неспособность рассуждать не только по-марксистски, но и просто логично. Ведь то, что основные средства производства в середине 30-х годов оказались в СССР в общественной собственности, — это исторический факт. А строй, основанный на общественной собственности, называется коммунизмом. Первоначально коммунизм из капитализма возникает по окончании переходного периода как неполный, незрелый, неразвитый, то есть как социализм, и от исторического факта построения в СССР социализма уйти невозможно.

В.И. Ленину принадлежит заслуга доказательства того, что государство при социализме остается формой диктатуры пролетариата до полного уничтожения классов, то есть до построения полного коммунизма. И подчеркнуто это Лениным в работе "Великий почин", которую Кагарлицкий не только упоминает, но прямо останавливается на ней в связи с определением классов и при этом умудряется обойти вопрос о диктатуре пролетариата. А ведь марксист лишь тот, кто доводит признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата.

А как вам понравится утверждение Кагарлицкого, что в России после революции "советы создавались по территориальному принципу" (с. 243), тогда как всем известно, что принцип их образования производственный — от заводов и фабрик, а не от улиц и площадей? Что это — некомпетентность или прямой обман?Да и вообще доверять Кагарлицкому в изложении марксистских истин нельзя. Как доверять, если он даже при цитировании занимается подтасовками. Делая вид, что он излагает позицию Сталина по национальному вопросу, он даже вроде бы процитировал его определение нации, но процитировал неверно, выбросив выделенные нами жирным шрифтом ключевые слова о том, что нация — это исторически сложившаяся общность людей, возникающая на базе общности языка, территории и т.д. И получилось, что нация — это не общность людей, а общность языка, территории и т.п., то есть полная абракадабра. И дается эта подтасовка на стр. 386 под заголовком "странности определения", хотя впору бы дать заголовок "странности цитирования". Соотношение нации и государства Кагарлицкий представляет в полной противоположности марксизму, заявляя, что "государство, в свою очередь, создает нации" (с. 390), тогда как процесс образования наций — естественно-исторический процесс, который никак не может быть сведен к созданию наций волей государства.

Можно ли после всего сказанного рекомендовать рецензируемую книгу для обучения марксизму? Да ни в коем разе. Автор и сам пишет: "В конце концов, я не философ и даже не экономист. Каждый должен писать о том, в чем разбирается" (с. 8). А можно ли разбираться в марксизме, не разбираясь ни в философии, ни в экономике? У марксизма есть три источника и три составных части, в числе которых диалектический материализм и политическая экономия, и без того, чтобы в них разбираться, стать марксистом невозможно.

Вот такие ущербные, не овладевшие ни марксистской политической экономией, ни диалектикой горе-политологи и политики привели к развалу великой державы.

Правда, при социализме Кагарлицкий был не при власти, а "в подполье". Да, похоже, так в теоретическом подполье и остался. Но наступили времена, когда не будучи философом и не разбираясь в философии, можно делать философские бестселлеры, то есть делать деньги, присоединившись, прислонившись, присосавшись к марксизму, популярность которого закономерно растет.

Если говорить словами Ленина, то "с учением Маркса происходит теперь то, что не раз бывало в истории с учениями революционных мыслителей и вождей угнетенных классов в их борьбе за освобождение. Угнетавшие классы при жизни великих революционеров платили им постоянными преследованиями, встречали их учение самой дикой злобой, самой бешеной ненавистью, самым бесшабашным походом лжи и клеветы. После их смерти делаются попытки превратить их в безвредные иконы, так сказать, канонизировать их, предоставить известную славу их имени для "утешения" угнетенных классов и для одурачения их, выхолащивая содержание революционного учения, притупляя его революционное острие, опошляя его. На такой обработке марксизма сходятся сейчас буржуазия и оппортунисты внутри рабочего движения. Забывают, оттирают, искажают революционную сторону учения, его революционную душу. Выдвигают на первый план, прославляют то, что приемлемо или что кажется приемлемым для буржуазии" (В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 33, с. 5).

Встроившись в капитализм, автор рецензируемой книги рассуждает. что "нет ничего несправедливого, когда топ-менеджеру платят за легкий труд в офисе денег в сотни раз больше, чем рабочему, стоящему у станка или на буровой" (с. 20). И при этом Кагарлицкий "скромно" заявляет на стр. 113. что "к началу 1980-х появляется новое поколение марксистов, к которому принадлежат Александр Тарасов, Александр Бузгалин, Андрей Колганов и, разумеется, автор этих строк". Нет, уважаемый, не разумеется. Про таких, как Кагарлицкий, К. Маркс говорил, что если это марксисты, то я не марксист. А вот к новому поколению ревизионистов и троцкистов-путаников Борис Кагарлицкий смело может себя отнести.

М.В.Попов, доктор философских наук

 
26.06.12 02:20 by rpw.ru/public/cagar.html



© Ленинградское интернет-телевидение (http://www.len.ru/)